Любовь, утонувшая ввысь: Балет «Титаник» в Калининграде завершился овациями

Такие культурные события остаются в памяти надолго. Или навсегда.

Такие культурные события остаются в памяти надолго. Или навсегда.
Фото: Евгений Спруть, группа Белорусского академического музыкального театра в социальной сети «ВКонтакте»

На сцене Областного драматического театра 15 марта давали балет «Титаник». По окончании, зрители аплодировали стоя, не жалели ладоней. «Браво, браво!» — летело отовсюду в течение нескольких минут. Калининградцы чествовали гостей из Белоруссии, актёров Минского музыкального академического театра. Утончённый зритель Янтарного края, привыкший к театральным сливкам, был поражён, тем, что увидел. Ещё бы: первый в мире балет по «Титанику» — какая смелость! На премьере побывал и корреспондент «МК».

Порыв, движение, энергия — искусство танца завораживает.

О союзе культур. Лирическое отступление

В Калининград белорусские актёры приезжают не в первый раз. Зрителям они уже знакомы, о них помнят, о них вспоминают, кто-то даже ждёт. Вот и третий их визит не обошёлся без аншлага. Большинство билетов раскуплено, надежда только на приставные места в проходах. Простой деревянный стул в одночасье стал на вес золота. Сложившаяся ситуация, конечно, не могла не обрадовать художественного руководителя белорусского театра Адама Мурзича.

— Я так избалован приёмом россиян, — отметил он, — Замечательно, что они кричат: «Любо белорусы, спасибо, приезжайте!». В Калининграде публика особенная — воспитанная. Впрочем, город у вас такой, что к вам постоянно приезжают выдающиеся деятели, и вас мало чем удивишь. Но я уверен, что тот потенциал, те постановки, которые мы привезли, и та музыка, которую мы исполняем, уровень имеют достойный.

Адам Османович руководит театром уже дано, хоть и получил назначение на должность, не будучи театралом в традиционном смысле. На протяжении сорока лет Мурзич преподавал вокал, и многие его выпускники работают сейчас в российских театрах, что, несомненно, ещё больше роднит белорусского татарина с россиянами. По словам художественного руководителя, он в основном занимается вкусом, доверяет творцам, следит за опрятностью вокального исполнения и как педагог наблюдает за дисциплиной.

Художественный руководитель театра Адам Мурзич и балетмейстер Сергей Микель.

— Труппа у нас хорошая, дружная, но молодая. Нынешние гастроли охватывают 14 городов России. Отрадно, что нас объединяют давние отношения. Да, белорусский театр зародился давно, он самобытен, но российские деятели культуры, я сейчас имею в виду композиторов, выдающихся педагогов, скрипачей, духовиков, вокалистов и актёров, оказали на него большое влияние. Ведь мы музыкальный театр, и просто не можем обойтись без Дунаевского, Семёнова, Чайковского, Гладкова, Лебедева и других. Они гении, бессмертная классика.

Недавно на базе Минского музыкального театра был создан театр имени Геннадия Гладкова «Территория мюзикла». Адам Мурзич уверяет: всё, что было написано Гладковым для сцены, поставлено в их театре.

— С российскими композиторами держим постоянную связь. Сейчас Лебедев на очереди, готовим премьеру «Милого друга», — признался худрук. — Возможно, примемся за «Трёх мушкетёров» или за «Гардемаринов» того же Лебедева. Наш репертуар наполнен произведениями ваших композиторов. Но это не значит, что наши спят. Вот, к примеру, Олег Ходоско опережает всех в театре. «Титаник» тоже его работа.

Напомнив о взаимопроникновении культур, Адам Османович коснулся и отрицательных моментов. По его словам, Белоруссию заполонила российская попса, концентрирующая вокруг себя массу поклонников. «Но ничего, у нас тоже есть свой зритель, — констатировал руководитель. — Правда, ставить приходится и много нового, что для музыкального театра довольно трудно. Поэтому новинки сочетаем с постановками, проверенными временем. Стараемся держать баланс».

Секрет успеха, и немного о «Титанике»

Являясь заложником стереотипов, трудно принять верное решение. Идти или не идти на балет? Отпугивает элитарность сценической постановки. Не будет ли мне скучно, смогу ли я понять, о чём речь, не прочитав либретто, и не потрачу ли я деньги впустую? Доводы «за» перевешивают: во-первых, название «Титаник», а во-вторых, есть только один шанс увидеть его на калининградских подмостках.

Добро пожаловать на борт «Титаника»!

Вспомнил я и о фильме, который так и не посмотрел с начала до конца, за что знакомые до сих пор попрекают, мол, «ты не с этой планеты». Действительно, за 22 года с момента выхода картины Джеймса Кэмерона на экраны, она превратилась в своеобразный культ. Не менее культовой стала и музыка Джеймса Хорнера. Так что для авторов одноимённого балета их проект стал довольно рискованным делом. Поскольку в случае провала эксперимента армия кинофанатов принялась бы окатывать творческую группу кипящей критикой не хуже инквизиторов. Но не случилось.

Секрет в том, что балетмейстер — молодой выпускник Минской академии музыки Сергей Микель. Его талант был оценён ещё при защите дипломной работы, которой стал балет «Вишнёвый сад». Обе постановки отошли от классических канонов и представляют собой балет современный, более понятный для зрителя. На правах дилетанта предположу, однако, что «Титаник» является отправной точкой для всех желающих сблизиться с элитарным искусством. Современный взгляд на классику — это длинная лестница, ступая по которой мы, возможно, достигнем определённого уровня и станем настоящими знатоками искусства. И даже сможем смаковать «Лебединое озеро».

— Хотелось очертить эпоху, — рассказал Сергей Микель. — Мы пытались изобразить картину начала XX века не только с помощью музыки, но и за счёт декораций, костюмов, хореографии того времени. «Титаник» ведь не только судно, но и образ всего общества, его несправедливого расслоения. Высший свет порхает под звуки вальса, а пассажиры второго класса довольствуются танго, бедняки же и вовсе рады шотландским и ирландским мотивам. Надеюсь, нам удалось донести правду той исторической атмосферы.

Богачи на верхней палубе, бедняки — на нижней.

В ожидании трагедии

Если вы не большой поклонник балета, но в театр ходите с завидной регулярностью, у вас может возникнуть ощущение бесконечного ожидания. Будучи современным балетом, «Титатик» включает такие танцевальные сюрпризы, как хождение по сцене. Мне даже показалось, что неспешно перемещающийся капитан лайнера вот-вот произнесёт: «Объявляется посадка, просьба пройти к трапу». Но ничего подобного не произошло. Все реплики и диалоги «звучали» на языке жестов и тела.

Ещё один плюс, о котором нельзя не сказать, это динамика и предметная форма того, что творилось на верхней палубе судна. Декорация шириной не более метра простиралась на высоте более полутора метров. По ней актёры сновали, бегали на цыпочках, танцевали. Металлическая конструкция на фоне газетных вырезок с заголовками о трагическом столкновении «Титаника» с айсбергом создавала невероятный эффект. Это была не сцена. Это был настоящий корабль.

Первая встреча Джеймса и Маргарет.

Надежды Сергея Микеля себя оправдали. Действо магнетизировало. Костюмы потрясали безупречностью линий и изумительной глубиной цвета. Что касается мелодического сопровождения, то на мой взгляд, Олегу Ходоско не удалось передать музыку трагедии «Титаника». Местами всё очень похоже на тему из модного блокбастера, а барабаны в оркестре перегревают накал страстей. Может, именно поэтому не обошлось без легендарной композиции уже упомянутого Джеймса Роя Хорнера, получившего за музыку к фильму «Титаник» два «Оскара». Она, несомненно, привнесла больше гармонии. Кроме того, столь ностальгические ноты усилили восприятие постановки в целом.

Сцена танцев Джеймса и Маргарет с пассажирами третьего класса.

Возможно, у любителей классического танца возникло странное недопонимание или недоверие к такому, на первый взгляд, упрощённому балету. Думаю, не стоит делать скорых выводов. Да, здесь нет бесконечного хождения на пуантах, безумных пируэтов и прочих па де сизо. Зато есть сцена, в которой Джеймс и Маргарет (в фильме — Джек и Рози прим. авт.) танцуют с пассажирами третьего класса заводные ирландские танцы. Есть Маргарет, которой не чужда компания простых, но искренних людей. И для верных поклонников киноверсии эти моменты оказались настолько же важными, как эпизод, когда Рози покидает шлюпку и возвращается на тонущий «Титаник», чтобы остаться с Джеком.

Один из самых трогательных и запоминающихся эпизодов.

В ожидании трагедии находишься всё время. Порой я ловил себя на мысли, что жду финала и, соответственно, главного переживания. Ожидание было не напрасным. Почти донизу опущенный полупрозрачный занавес, имитирующий тонущий корабль.

Последние минуты влюблённых.

Пластические движения актёров точны до дрожи: перед тобой гибнущие люди, отчаянно цепляющиеся за жизнь. Затем появляются лодки с печальными фигурами спасённых. Дальше плот, едва живая, измученная борьбой со стихией Маргарет. А рядом Джеймс. И тонкий лучик света карманного фонаря. Свет, пробивающийся сквозь тьму, поглотившую сотни и сотни…

Выжившие. Посередине безмолвия.

Раздался долгий гудок корабля. Спектакль закончился. И грянули овации.

Калининградцы о впечатлениях

Думается, у создателей балета получилось воплотить знаменитый сюжет в форме танца. Более того, сделать его понятным и близким даже для тех, кто не смотрел киношедевр. А калининградского зрителя обвести вокруг пальца трудно. И такие отзывы дорогого стоят:

«Очень здорово. Я рада, что попала на премьеру, хотя были сомнения. Я не смотрела фильм, поэтому очень волновалась, что без слов может быть непонятно. Но актёрам всё удалось, очень чувственно».

«Необычная, современная подача. Видно, что высокий уровень, хороший спектакль. На балете был лет десять назад. Привлекло и то, что белорусский театр. Это всегда высокий уровень».

«Понравились актёры. Большие профессионалы. Я сама занимаюсь танцами и знаю, какого труда это всё стоит. Когда шли семьёй на балет, думали, будет классический вариант, но увидели современный подход. Все стили объединены очень хорошо».

«Увлекательно. Было любопытно, как эта постановка будет выглядеть в виде балета».

«Мне понравилось, потому что я никогда не видела балет в реальности. Было очень интересно наблюдать, как двигаются актёры, то как они переживают эмоции. Даже без слов это было очень круто».

«На такие бы спектакли мы бы ходили чаще. Своего рода модерн, но без отрыва от классики».

Творческая группа.