Калининград: под натиском остготов

13.01.2019 в 09:11, просмотров: 46211
Калининград: под натиском остготов

Тонкая красная линия обороны из местных приверженцев немецкой брусчатки, клинкерного кирпича, старой черепицы и европейского уклада давно уже смята ордами восточных «варваров», хлынувших в Калининград из степей и лесов нашей необъятной родины.

Едет Сибирь, едет Казахстан, едет Дальний Восток и Урал. Наш уютный анклав, старенький теремок, построенный при Советском союзе, трещит по швам, а люди всё прибывают.

Хорошо это или плохо?

Калининградская идентичность растворяется в человеческой массе, текущей из азиатских просторов России. Приезжие, словно конкистадоры, захватывают землю и бизнес, а национальные кланы занимают ключевые посты в государственной и муниципальной службе, в суде, полиции и прокуратуре.

 Кустанай обживает Зеленоградск, Чимкент расселился на Сельме, а остатки немецкой цивилизации в Правдинске и Железнодорожном, разбирают на кирпичи выходцы из Армении.

Калининград, который всегда был городом-философом, городом-агностиком, городом людей моря, постепенно превратился в азиатский караван-сарай, застроенный убогими бетонными муравейниками и православными церквями.

Мы разговариваем с Владимиром. Он из Иркутска. Несколько лет назад приехал в Калининград «просто посмотреть», а через полгода собрал чемоданы и приехал сюда жить. Купил квартиру, сделал ремонт, но работать до сих пор ездит в родные края. Весной берет контракт в Хабаровске или Иркутске, до осени работает, и возвращается обратно в Калининград.

«Эта зима, эти дикие морозы у меня в печенках сидят. Мы сами переехали, и вся родня едет за нами. Там жить невозможно. Но вахтовым методом ещё какое-то время можно работать», – говорит он.

«Мне нравится здесь климат, сервис, близость к Европе, да и цены на всё человеческие. Мы, наконец-то реализовали с женой нашу мечту, прокатились на юг Франции. Но есть и проблемы – с работой туго, высокая конкуренция и очень мало людей и пространства. Чувствуешь себя как в клетке. Вот прикинь, Иркутская область по площади в 50 раз больше Калининградской. Простор!»

Местные дела его волнуют не очень и заморачиваться калининградской идентичностью он не собирается.

«Главная проблема любой российской провинции – это отсутствие людей. Посмотри, где есть люди – там есть бизнес, деньги и экономика. В Калининградской области может легко проживать 3 миллиона человек и тесно не будет. Вот тогда всё завертится».

Завертится ли? По соседней Литве и Латвии этого не скажешь.

Николай из казахского Петропавловска, что граничит с Омской областью. Он торгует оборудованием для магазинов и ресторанов.

«Я бы сюда не переехал. Но в Казахстане у детей нет будущего. Учить негде, лечить негде, да и посмотреть нечего. Я тут всю жизнь прожил, и как бы нас казахи не выдавливали, все равно мы приспособились и живем неплохо, но с детьми так не получится. Поэтому живу на два города, даже на три.

 Работаю в Омске, фирма зарегистрирована в Петропавловске, потому что в Казахстане на порядок меньше налоги, а живу в Калининграде. Перевез сюда всех родных, купил несколько магазинов и квартир, мне здесь нравится. С местными мы особо не контактируем, здесь своих земляков хватает».

Сергей – человек из Кемерова. Родители у него бывшие советские боссы. Мама – ответственный работник. Папа директор шахты. Шахту, в 90-е годы, папа приватизировал, и семья теперь живёт припеваючи. В Калининграде у них дом, несколько квартир и автопарк из дорогих иномарок. Им нравится экология, климат и возможность колесить по Европе на автомобиле. Кемеровская диаспора в Калининграде одна из самых крупных.

Почти все выходцы оттуда –  люди, сколотившие себе состояния в эпоху приватизации, не чуравшиеся кровавых разборок. Общаются «кемеровские» в основном с роднёй и земляками. Калининград для Сергея, комфортное место для жизни. Комфортное, имеется ввиду, по сравнению с Кемерово.

«Бизнеса тут нет», – говорит он.

«Я не пойму, чем тут люди зарабатывают на жизнь. Вроде половина города на дорогих кроссоверах катается, а у кого не спросишь, все на жизнь жалуются. Это вообще у местных черта такая – постоянно ныть. В Сибири такого не встретишь. Вчера зашел в торговый центр, так в ресторане все столики заняты, сесть не смог. Это вы так кризис переживаете?»

На немецкое культурное наследие ему наплевать. Дом себе он построил в современном стиле, с плоской крышей. Хай-тек, умный дом, все дела. И видно, что некоторые особенности Калининграда, он уже не раз с друзьями обсуждал.

«Самая странная дикость в городе, это брусчатка. Я, когда еду на своей Х6 трясусь от страха, чтобы мост не отвалился. Брусчатка – это же средневековье. Мы же не на телегах ездим. Давно пора всю брусчатку закатать в асфальт».

Немецкие дома ему тоже не нравятся.

«Вот смотри. Почти весь центральный район состоит из «немцев» в два-три этажа, где живут нищеброды и пенсионеры. И нормальному человеку, у которого есть деньги, здесь не поселиться. Как это так? Всю эту немецкую рухлядь надо срочно сносить и строить нормальные, современные дома. В ином случае город так и застрянет в своем развитии или превратится в Балашиху».

Дмитрий из Екатеринбурга, и работает он в крупной IT-компании.

По поводу жилья у него похожее мнение.

«Хорошего жилья здесь практически нет. Строят из самого дешевого материала и на окраинах города. А если строят дом чуть ближе к центру, цены задирают до потолка, при этом качество строительства оставляет желать лучшего. Собственно, и с бизнесом здесь похожая история. Нет крупных, современных офисных центров, с недорогой арендой и развитой инфраструктурой. В центре снимать офис смысла нет из-за цен на аренду. Посмотрим, может все же начнут строить офисные центры на острове Октябрьском. Но это тоже будет не скоро».

Но есть и хорошие новости. Дмитрий утверждает, что бизнесом тут заниматься гораздо легче, чем в Екатеринбурге.

«Люди здесь в основном вменяемые, а сфера услуг и сервиса, прямо на порядок лучше, чем в Сибири. Но…Народ ленивый, конкурировать с местными легко. Я не знаю, практически, ни одну сферу бизнеса здесь, куда нельзя зайти. Просто бери направление, раздвигай обленившихся калининградцев, и паши. Через пару-тройку лет успех гарантирован».

В целом, все мои собеседники люди не бедные, и Калининград выбрали местом для комфортного проживания.

«Компактный город. Хорошая еда. Хорошая экология. Полтора часа лететь до Москвы. Иногда долететь во Внуково из Храброво, получается быстрее, чем доехать из Железнодорожного до Ленинградки. Жизнь в разы дешевле и комфортнее, чем в Москве», – делится со мной финансист из столицы по имени Вадим.

«Я уже третий год живу здесь, и прямо наслаждаюсь жизнью. Нет этой дикой суеты, бессмысленной каждодневной гонки, все размерено и неторопливо. Когда я сюда первый раз попал, то сразу влюбился в немецкую архитектуру, почудилось, что я попал в Европу… И сейчас, если надо слетать в Москву, то стараюсь утром лететь туда, а вечером уже домой».

Да, он уже считает Калининград своим домом.

Несмотря на некоторую разницу в своих мнениях, все «понаехавшие» единодушны в одном: Калининград – комфортный город для жизни.

К словам «местные» и «понаехавшие» они относятся снисходительно, как и к милым сердцу каждого калининградца – аллеям, брусчатке или черепице.

«Мы все россияне, и Калининград – это Россия, чтобы вы тут себе не придумывали», – говорит мой товарищ из Кемерова. И добавляет:

«Забудь про слово «местные». Нет в Калининграде местных, здесь все понаехавшие. Просто раньше сюда ехал разный сброд, а сейчас едут люди с бабками. И сибиряки сюда ехать не перестанут, и с каждым годом наших здесь будет всё больше и больше. У вас нет выбора. Или вы подвинетесь, или мы вас подвинем».

Рим, когда-то пал от рук вестготов, падет ли от рук приезжих Калининград, или он наоборот воскреснет от полувекового сна? Куда мы дрейфуем, в Европу или Азию? Какую весть мы несем потомкам новой архитектурой и новым укладом жизни? Станем ли мы новой общностью, связанной культурой и традициями?

Вопросов много. Ответов нет.